Предпоследний владелец (начало XX века) — барон фон Фитенгоф тоже заботился о крестьянах. Он устраивал массовые гуляния и одновременно пытался отучить народ от неумеренного потребления водки. С этой целью барон организовал заведение, где подавали чай и книги. Сегодня эта одна из старейших усадеб Ленинградской области почти полностью утрачена.

С 1925 по 1936 год в Колтушах жил и работал первый лауреат Нобелевской премии в области теоретической медицины Иван Петрович Павлов. В 1926 году здесь была создана биостанция Института экспериментальной медицины, давшая толчок строительству научного городка. А в 1939 году — Институт сравнительной физиологии высшей нервной деятельности, позже вошедший в состав Института физиологии им. И. П. Павлова.

Теперь научный городок — отдельное поселение: село Павлово. Неформальное название села — «столица условных рефлексов». Перед зданием старой лаборатории по-прежнему стоят бюсты Декарта, Менделя и Сеченова: их заказывал сам великий русский физиолог.

После кончины Павлова художник Беспалов выполнил и его бюст. В Павлове вам расскажут интернационально-художественную байку о прекрасной молочнице Катрин Пелтонен, которая поставляла молоко как самому Павлову, страстно любившему этот продукт, так и его подопытным собакам.

Некий скульптор из Эстонии создал барельеф в бронзе, запечатлев Катрин с кувшином и собаками. Как водится на Руси, неохраняемый барельеф вскоре исчез. Жители Павлова заказали копию, которую теперь вывешивают лишь по праздникам, причем только в светлое время суток.

Близость Петербурга — наказание или благо? Сейчас основная специализация всеволожских поселений — рекреационная. Места тут замечательные, инфраструктура развита, до города рукой подать.

Всеволожские земли считаются элитными на загородном рынке Северо-Запада. Тем не менее для многих из них сохраняется опасность стать типичными заложниками предместий мегаполисов, которые частенько рассматриваются как наименее затратный промышленный и утилизационный пояс.

К примеру, над бывшим поселением немецких колонистов Янино по-прежнему висит дамоклов меч строительства мусороперерабатывающего завода, а Борисова Грива никак не избавится от тюремной «специализации».

К востоку от Всеволожска. Часть 5